Краткое содержание “Записки охотника Свидание” Тургенев

Березовая роща. Середина сентября. “С самого утра перепадал легкий дождик, сменяемый по временам теплым солнечным сияньем; была непостоянная погода. Небо то все заволакивалось рыхлыми белыми облаками, то вдруг местами расчищалось на мгновенье, и тогда из-за раздвинутых туч показывалась лазурь, ясная и ласковая…”.

Охотник безмятежно уснул, “угнездившись” под деревцем, “у которого сучья начинались низко над землей” и могли защитить от дождя, а когда проснулся, увидел шагах в двадцати от себя молодую крестьянскую девушку.

Она сидела, “задумчиво потупив голову и уронив обе руки на колени”. На ней была клетчатая юбка и “чистая белая рубаха, застегнутая у горла и кистей”.

Узкая алая повязка, надвинутая почти на самый лоб, “густые белокурые волосы прекрасного пепельного цвета”… “Вся ее головка была очень мила; даже немного толстый и круглый нос ее не портил. Мне особенно нравилось выражение ее лица: так оно было просто и кротко, так грустно и так полно детского недоумения перед собственной грустью”.

Она кого-то ждала; встрепенулась, когда что-то хрустнуло в лесу, несколько мгновений прислушивалась, вздохнула.

“Веки ее покраснели, горько шевельнулись губы, и новая слеза прокатилась из-под густых ресниц, останавливаясь и лучисто сверкая на щеке”.

Она долго ждала. Снова что-то зашумело и она встрепенулась. Послышались “решительные, проворные шаги”.

Ну вот, сейчас он придет, ее кумир. Горы книг, тысячи песен об этом… И в 20-м веке та же беда:

“Зачем вы, девочки красивых любите,

Одни страдания от той любви!”

“Она вгляделась, вспыхнула вдруг, радостно и счастливо улыбнулась, хотела было встать и тотчас опять поникла вся, побледнела, смутилась и только тогда подняла трепещущий, почти молящий взгляд на пришедшего человека, когда тот остановился рядом с ней…

Это был, по всем признакам, избалованный камердинер молодого, богатого барина. Его одежда изобличала притязанье на вкус и щегольскую небрежность”. “Коротенькое пальто бронзового цвета, вероятно с барского плеча”, “розовый галстучек”, “бархатный черный картуз с золотым галуном, надвинутый на самые брови. Лицо “свежее” и “нахальное”. “Он, видимо, стремился придать своим грубоватым чертам выраженье презрительное и скучающее”, щурил глазки и “ломался нестерпимо”.

” – А что, – спросил он, присев рядом, но равнодушно глядя куда-то в сторону и зевая, – давно ты здесь?

– Давно-с, Виктор Александрыч, – проговорила она, наконец едва слышным голосом.

– А!.. я было совсем и позабыл. Притом, вишь, дождик! . Дела пропасть: за всем не усмотришь, а тот ещe бранится. Мы завтра едем…

– Завтра? – произнесла девушка и устремила на него испуганный взор.

– Завтра… Ну, ну, ну, пожалуйста, – подхватил он поспешно и с досадой, пожалуйста, Акулина, не плачь. Ты знаешь, я этого терпеть не могу…

– Ну, не буду, не буду, – торопливо произнесла Акулина, с усилием глотая слезы”.

.

” – Увидимся, увидимся. Не в будущем году – так после. Барин-то, кажется, в Петербург на службу поступать желает, … а может быть, и за границу уедем.

– Вы меня забудете, Виктор Александрыч, – печально промолвила Акулина.

– Нет, отчего ж? Я тебя не забуду; только ты будь умна, не дурачься, слушайся отца… А я тебя не забуду – не-ет. .

– Не забывайте меня, Виктор Александрыч, – продолжала она умоляющим голосом. – Уж, кажется, я на что вас любила, все, кажется, для вас… Вы говорите, отца мне слушаться, Виктор Александрыч… Да как же мне отца-то слушаться…

– А что? .

– Да как же, Виктор Александрыч, вы сами знаете…

– Ты, Акулина, девка неглупая, – заговорил он, наконец: – и потому вздору не говори… Я твоего же добра желаю… Конечно, ты не глупа, не совсем мужичка, так сказать; и твоя мать тоже не всегда мужичкой была.

Все же ты без образованья, – стало быть, должна слушаться, когда тебе говорят.

– Да страшно, Виктор Александрыч.

– И-и, какой вздор, моя любезная: в чем нашла страх! Что это у тебя, – прибавил он, подвинувшись к ней: – цветы?

– Цветы, – уныло отвечала Акулина. – Это я полевой рябинки нарвала, – продолжала она, несколько оживившись: – это для телят хорошо. А это вот череда – против золотухи. Вот поглядите-ка какой чудесный цветик; такого чудного цветика я ещe отродясь не видала… А вот это я для вас, – прибавила она, доставая из-под желтой рябинки небольшой пучок голубеньких васильков, перевязанных тоненькой травкой: – хотите?

Виктор лениво протянул руку, взял, небрежно понюхал цветы и начал вертеть в пальцах, с задумчивой важностью посматривая вверх. Акулина глядела на него… В ее грустном взоре было столько нежной преданности, благоговейной покорности, любви.

Она и боялась-то его, и не смела плакать, и прощалась с ним, и любовалась им в последний раз; а он лежал, развалясь, как султан, и с великодушным терпеньем и снисходительностью сносил ее обожанье… Акулина была так хороша в это мгновенье: вся душа ее доверчиво, страстно раскрывалась перед ним, тянулась и ластилась к нему, а он… он уронил васильки на траву, достал из бокового кармана пальто круглое стеклышко в бронзовой оправе и принялся втискивать его в глаз; но, как он ни старался удержать его нахмуренной бровью, приподнятой щекой и даже носом, – стеклышко все вываливалось и падало ему в руку.

– Что это? – спросила, наконец, изумленная Акулина.

– Лорнет, – отвечал он с важностью.

– Для чего?

– А чтоб лучше видеть.

– Покажьте-ка.

Виктор поморщился, но дал ей стеклышко.

– Не разбей, смотри.

– Небось, не разобью. . Я ничего не вижу, – невинно проговорила она.

– Да ты глаз-то, глаз-то зажмурь, – возразил он голосом недовольного наставника. . – Да не тот, не тот, глупая! Другой! – воскликнул Виктор и, не давши ей исправить свою ошибку, отнял у ней лорнет.

– Акулина покраснела, чуть-чуть засмеялась и отвернулась.

– Видно нам не годится, – промолвила она.

– Ещe бы!

Бедняжка помолчала и глубоко вздохнула.

– Ах, Виктор Александрыч, как это будет нам быть без вас! – сказала она вдруг.

Виктор вытер лорнет полой и положил его обратно в карман.

– Да, да, – заговорил он, наконец: – тебе сначала будет тяжело, точно. . Ну, да, да, ты точно девка добрая, – продолжал он самодовольно улыбнувшись: – но что же делать? Ты сама посуди! Нам с барином нельзя же здесь остаться; теперь скоро зима, а в деревне зимой, – ты сама знаешь, – просто скверность. То ли дело в Петербурге!

Там просто такие чудеса, каких ты, глупая, и во сне себе представить не можешь. Дома какие, улицы, а обчество, образованье – просто удивленье!.. . Впрочем, – прибавил он, заворочавшись на земле: – к чему я тебе это все говорю? Ведь ты этого понять не можешь”.

В душе крепостного крестьянина, “мужика”, при всей его примитивности, дикости была подчас христианская незлобивость, смиренная простота. Лакей же, хотя бы чуточку соприкоснувшийся с барской роскошью, привилегиями, забавами, но в отличие от богатого барина всего этого лишенный; и вдобавок никогда не учившийся, ну хотя бы как его барин: “чему-нибудь и как-нибудь”; такой лакей зачастую развращался. Темный парень, повидав “обчество” и разные “чудеса”, Петербургские или ещe и заморские, глядит свысока на прежних “братьев по классу” и ради собственной забавы никого не пощадит.

Но вернемся к Акулине и камердинеру.

” – Отчего же, Виктор Александрович? Я поняла; я все поняла.

– Вишь, какая!

Акулина потупилась.

– Прежде вы со мной не так говаривали, Виктор Александрыч, – проговорила она, не поднимая глаз.

Прежде?.. прежде! Вишь, ты!.. Прежде! – заметил он, как бы негодуя.

Они оба помолчали.

– Однако мне пора идти, – проговорил Виктор и уже оперся было на локоть…

– Подождите ещe немножко, – умоляющим голосом произнесла Акулина.

– Чего ждать? Ведь уж я простился с тобой.

– Подождите, – повторила Акулина… Еe губы подергивало, бледные ее щеки слабо заалелись…

– Виктор Александрыч, – заговорила она, наконец, прерывающимся голосом: – вам грешно… вам грешно, Виктор Александрыч…

– Что такое грешно? – спросил он, нахмурив брови…

– Грешно, Виктор Александрыч. Хоть бы доброе словечко мне сказали на прощанье; хоть бы словечко мне сказали, горемычной сиротинушке…

– Да что я тебе скажу?

– Я не знаю; вы это лучше знаете, Виктор Александрыч. Вот вы едете, и хоть бы словечко… Чем я заслужила?

– Какая ты странная! Что ж я могу!

– Хоть бы словечко.

– Ну, зарядила одно и то же, – промолвил он с досадой и встал.

– Не сердитесь, Виктор Александрыч, – поспешно прибавила она, едва сдерживая слезы.

– Я не сержусь, а только ты глупа… Чего ты хочешь? Ведь я на тебе жениться не могу? Ведь не могу?

Ну, так чего же ты хочешь? Чего?..

– Я ничего… ничего не хочу, – отвечала она, заикаясь и едва осмеливаясь простирать к нему трепещущие руки: – а так хоть бы словечко на прощанье…

И слезы полились у нее ручьем.

– Ну, так и есть, пошла плакать, – хладнокровно промолвил Виктор, надвигая сзади картуз на глаза.

– Я ничего не хочу, – продолжала она, всхлипывая и закрыв лицо обеими руками: – но каково же мне теперь в семье, каково же мне? И что же со мной будет, что станется со мной, горемычной? За немилого выдадут сиротиночку…

Бедная моя головушка!

– Припевай, припевай, – вполголоса пробормотал Виктор, переминаясь на месте.

– А он хоть бы словечко, хоть бы одно… Дескать, Акулина, дескать я…

Внезапные, надрывающие грудь рыданья не дали ей докончить речи – она повалилась лицом на траву и горько, горько заплакала… Все ее тело судорожно волновалось… Долго сдержанное горе хлынуло, наконец, потоком.

Виктор постоял над ней, постоял, пожал плечами, повернулся и ушел большими шагами.

Прошло несколько мгновений… Она притихла, подняла голову, вскочила, оглянулась и всплеснула руками; хотела было бежать за ним, но ноги у ней подкосились – она упала на колени”…

Автор “Записок” бросился было к ней, но едва его увидав, она “с слабым криком поднялась и исчезла за деревьями, оставив разбросанные цветы на земле.

Я постоял, поднял пучок васильков и вышел из рощи, в поле”.

Всего лишена. Кроме юности, милой нетронутой прелести. Да и это принесла в жертву случайному проходимцу. А он тоже, в сущности, всего лишен, ещe и нравственно искалечен.

Попугай, доверчиво глазеющий на “обчество”, “образованье” и прочее.

А для нее он не только первая любовь, но, быть может, и олицетворение неведомых, далеких “чудес”, “каких ты, глупая и во сне себе представить не можешь”; он – из мечты, прекрасной и недоступной.

Это не просто о неразделенной любви, это ещe и о социальной придавленности.

“До вечера оставалось не более получаса, а заря едва-едва зажигалась. Порывистый ветер быстро мчался мне навстречу через желтое, высохшее жнивье; торопливо вздымаясь перед ним, стремились мимо, через дорогу, вдоль опушки, маленькие, покоробленные листья;… сквозь невеселую, хотя свежую улыбку увядающей природы, казалось, прокрадывался унылый страх недалекой зимы”.

&;;;copy; Вольская Инна Сергеевна, 1999 г.




Черты героического эпоса.
Сейчас вы читаете: Краткое содержание “Записки охотника Свидание” Тургенев