Трималхион

ТРИМАЛХИОН (лат. Trimalchio) – центральный персонаж романа Т. Петрония Арбитра “Сатирикон” (конец 50-х – начало 60-х гг. н. э.; форма произведения – “мениппова сатира”, т. е. сочинение, представляющее собой смесь стихотворных и прозаических частей). Т. представляет собой тип богача-вольноотпущенника, со всеми особенностями этого рода людей, с точки зрения образованного и тонкого аристократа. Плохая сохранность произведения (от которого дошла до нас лишь незначительная часть – отрывки XIV и XV книг) делает эту эпизодическую фигуру (в

прямом смысле, поскольку жанр предполагает многочисленные вставные эпизоды, в том числе довольно крупные, не имеющие плотной связи с общей линией повествования) одним из главных героев сохранившегося отрывка. Значительная часть сохранившегося текста посвящена пиру Т., чей образ характеризуется не столько действиями, сколько речами и окружением. Разбогатевший вольноотпущенник, желая придать своей жизни блеск, приглашает на обед большое количество знакомых и незнакомых людей, в числе которых оказываются, естественно, в первую очередь те, кто в принципе не имеет иных средств к пропитанию и потому полностью зависит от
хозяина; поэтому гости соперничают друг с другом в лести, а Т. позволяет себе весьма неуважительные реплики, зная, что никто не станет выказывать обиду. Петроний широко пользуется языковыми средствами характеристики героев; речь Т. нарочито безграмотна, он говорит на т. н. “народной латыни”, допуская – при претензиях на утонченность – все возможные виды грамматических ошибок, демонстрируя полное невежество. Так, происхождение коринфской бронзы он связывает с взятием Трои хитрецом Ганнибалом, который собрал металлическую смесь от расплавленных крыш, на одной из ваз у него изображена Кассандра, убивающая собственных детей (“мертвые детки, как живые!”), а на стенах роспись изображает “Илиаду и Одиссею да Ленатов гладиаторский бой”; при этом у него греческая и латинская библиотеки, а за столом произносятся весьма изящные каламбуры, некоторые из которых требуют значительных интеллектуальных усилий. За обедом хозяин читает свои стихи (не вполне считающиеся с правилами) и выдает себя за поклонника музыки (хотя канатные плясуны в глубине души нравятся ему больше). Некоторые исследователи усматривают у Т. великодушие (имея в виду, в частности, что он в завещании освободил своих слуг); однако это великодушие имеет свои пределы: когда за столом оглашают нечто вроде городских известий и сообщается также о том, что раб Мит-ридат был распят за неуважительные слова о господине, Т. отнюдь не выказывает возмущения. Несочувствие автора-аристократа к герою подчеркивается и физической немощью последнего: он страдает самой прозаической болезнью – желудочным расстройством. Некоторые исследователи усматривали в образе Т. пародию на двор Нерона, даже отождествляя “Сатирикон” с тем сочинением, которое Петроний послал императору перед смертью и в котором он выказал свою неприязнь к бывшему товарищу по забавам. Однако эта оценка не имеет достаточных оснований: скорее – как полагает, в частности, Г. Буассье, видящий прототип Т. в личности всемогущего некогда Палланта,- это сатира на двор императора Клавдия, при котором вольноотпущенники действительно играли значительную роль, исполняя иногда обязанности министров Империи. Ж.-Ф. Лагарп характеризует Т. как “лысого, уродливого и слабоумного старика”, “старого идиота” (энергичные реплики в устах столь утонченного критика). Если даже считать такую оценку чрезмерной, следует признать, что она соответствует авторскому замыслу.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Loading...


Сергей есенин в самом звучании этого имен.
Сейчас вы читаете: Трималхион