Серафимович А. С

Сочинение на тему творчества Серафимович

В произведениях, написанных в период поражения революции, Серафимович утверждает идею неодолимости революционных идей. Он показывает, что революция, пусть и в иных формах, продолжается не только в городе, но и в деревне. Вера в конечную победу народа выражена в рассказе “У обрыва”. Старый крестьянин в ответ на полные отчаяния слова молодого рабочего, бежавшего из города после разгрома восстания, рассказывает притчу, в

Описание Гражданской войны в романе “Железный поток”

В “Железном потоке” не так уж много чисто батальных сцен. До уровня общечеловеческих тревог М. Цветаевой, конечно, роман не возвышается. Но движение гуманистической мысли – и естественно, стиля, стихии чувств автора – есть. Если и возникает в романе картина боя, то мы видим кровавую мешанину страстей, трагедию слепоты. Тут действительно обе стороны хлебают то, “що воны заварилы” в Москве, в

Изображение Гражданской войны в книге Александра Серафимовича “Железный поток”

“Все смешалось в доме Облонских”, – так, кажется, начинал Лев Толстой свою бессмертную “Анну Каренину”. А в нашем российском общем доме все смешалось в злополучном ХХ столетии не единожды. О втором смешении, наступившем после революции, или, альтернативная точка зрения, после переворота, – о Гражданской войне лучше Александра Серафимовича, мне кажется, никто не написал, недаром сам Лев Толстой называл его “настоящим

Тема русской деревни в творчестве Серафимовича на примере повести “Белая Глина”

В ряде произведений Серафимович раскрывает классовые конфликты в деревне, остроту и сложность борьбы, происходящей в человеческих душах. Острый разлад проник в семью кулака Петренко (“На мельнице”, 1906), явившись отражением социальных противоречий в украинском селе. Сын кулака, молодой офицер Николай решительно стал на борьбу за справедливость, и ничто не в силах примирить отца и сына, ибо, как признает старый Петренко, человек

Образ Кожуха в романе “Железный поток”

Перед Серафимовичем, встречавшимся и с Е. И. Ковтюхом, прототипом Кожуха, вставала картина коллективного самовоспитания народа, подвига, трагических раздумий, сотворения свободы через самоограничение, дисциплину, борьбу с анархией. Крестьянская масса в романе говорит на “кубанской мове” (смеси русских слов с украинизмами), писатель даже Кожуха, вожака армии, чаще всего не выделяет из весьма зрелищной толпы, называет условно “он”, погружает в состояние “каменного молчания”,