Борьба за свободу и художественная литература ХІХ века

Ведь сам ее основатель, «певец страданий народных», Николай Некрасов провозгласил, что можно не быть поэтом, но гражданином необходимо быть непременно. ХІХ ст. заканчивалось так же, как и начиналось, — под залпы пушек и выстрелы ружей: в 1871 г. во Франции состоялась первая в мире пролетарская революция и была создана Парижская коммуна. Итак, в ХІХ ст. везде происходили революции, продолжалась борьба за свободу и художественная литература была в эпицентре этих событий. В предыдущие эпохи большинство восстаний и народных движений (даже национально-освободительных) основывались на религиозных лозунгах (крестовые походы, иконоборчество в Византии, войны между протестантами и католиками, исламские движения).
Вместе с тем в ХІХ ст. эти вольнолюбивые стремления чуть ли не впервые получили научную подпочву. Так, в ХІХ ст. возникло научно-экономическое осмысление механизма угнетения рабочих-пролетариев. Главнейшим разработчиком этой доктрины был Карл Маркс, поэтому его учение назвали марксизмом. Маркс исследовал пути присвоения капиталистами добавочной стоимости товаров, произведенных пролетариями. Следует заметить, что литература не осталась в стороне, эта социалистическая доктрина была использована во многих реалистических и особенно натуралистических произведениях («Карьера Ругонов», «Жерминаль» Э. Золя).
Тогда и возникла мысль об интернациональном характере угнетения рабочих работодателями: фабрикантами, промышленниками и предпринимателями. А если пролетариев угнетают одинаково, как в Англии, так и во Франции или России, то на этом основании и возник известный лозунг «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!». Важно указать, что марксизм существенно повлиял на историю всего человечества, его и ныне изучают во всемирно известных университетах (не как политическую доктрину, а как экономическое учение). В 40-х годах ХІХ ст. сформировался анархизм (от греч. — безвластие) — общественно-политическое течение, представители которого выступали за немедленное уничтожение любой государственной власти вследствие «стихийного бунта масс».
В России идеи анархизма воплотились в теории и практике революционного народничества. В Украине в начале ХХ ст. в годы гражданской войны под лозунгами анархизма воевал Нестор Махно. В его музее, открытом уже в суверенной Украине, в г. Гуляйполе (Запорожская обл.) можно увидеть парадоксальные анархистские лозунги на манер «Анархия — мать порядка», которые высились над махновскими тачанками в степях Украины. Отголосок некоторых анархических лозунгов ощущается в «полифоническом» романе Ф. Достоевского «Преступление и наказание» (да и сам выдающийся русский писатель смолоду испытал определенное влияние подобных идей). В ХІХ ст. в мире распространился позитивизм (фр. — положительный, построенный на мысли) — философское направление, которое провозгласило совокупные достижения конкретных наук единым источником истинного знания, возражая познавательную ценность философии, которая бы стояла над этими науками.
Позитивисты считали, что источником истинного знания являются лишь специальные науки, роль которых ограничивается описанием и систематизацией фактов, а не их толкованием. Его сторонники исповедовали истину — знания нужны только тогда, когда они «положительные», т. е. приносят пользу. По мнению одного из «родителей» позитивизма, французского философа Огюста Конта, слово «положительное» означает «реальное» в противоположность «химерическому». К 30-м годам ХІХ ст. в Европе и США позитивизм стал доминирующим философским направлением.
Значительно повлияли на идеологическую ситуацию ХІХ ст. также открытие и концепции Чарльза Дарвина. Этот английский ученый предложил свою знаменитую теорию происхождения видов живой природы путем естественного отбора, в частности — шокирующую для своих современников версию о происхождении человека от обезьяны. С того времени священники имеют постоянную тему для иронии: если кое-кто из людей возражает то, что их создал Бог, заявляли они, то что же, пусть тогда считают своими родственниками обезьян. Homo sapiens стал составной системы живых созданий, как и все другие биологические виды. Такое уважение к научному знанию не могло не обозначиться на эстетичных ориентирах, итак художественное творчество стало ассоциироваться с научной деятельностью, а методика работы писателя стала напоминать исследование ученого.
Недаром выдающийся французский писатель-реалист ХІХ ст. Оноре де Бальзак метко указал, что «победа реализма над романтизмом обусловлена торжеством науки над фантазией». Эти научные открытия воплощались в литературе ХІХ ст.: иногда опосредованно, а иногда и прямо. Вот яркий пример из романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» (1891): «Некоторое время Дориана интересовал мистицизм, с его удивительной возможностью превращать будничное на что-то непривычное и таинственное.
В другое время он склонялся к материалистической доктрине немецкого дарвинизма, захваченный концепцией абсолютной зависимости духа от определенных физических условий, патологических или здоровых, нормальных или ненормальных. Дориан с острым наслаждением сводил человеческие мысли и страсти к функции какой-нибудь клетки серого вещества мозга или белого нервного волокна». Как видим, О. Уайльд иронически относился к вышеупомянутым концепциям. Тем не менее, как известно, в каждой шутке есть определенная часть правды.
И она заключалась в том, что дарвинизм заметно влиял на умы современников и стилистику художественного творчества, которое чем дальше, тем больше ассоциировалось с открытиями и «духом» естественных наук. Особенно это заметно в творчестве натуралистов, в частности Э. Золя, который был мастером художественного исследования законов наследственности («Ругон-Маккары»). Тогда же природоведы обратили внимание на закономерность: растения одного и того же вида вырастают существенно разными в неодинаковых условиях существования (жара или тень, дождь или засуха чернозем или песок и т. п.).
Эта закономерность была перенесена на жизнь общества и человека. Во второй половине ХІХ ст. настоящим властителем мыслей европейцев стал австрийский психолог Зигмунд Фрейд. Он был первым в научном исследовании подсознательного, самых тайных глубин человеческой души, того, о чем человек может и не догадываться. Его открытия заметно повлияли на обновление художественной палитры писателей, что, прежде всего, касается представителей модернизма. Самым провокационным философом ХІХ ст. оказался профессор филологии Базельского университета — Фридрих Ницше.
Он выдвинул идею «сверхчеловека («u bermensh»), которому якобы разрешено то, что запрещено всем другим людям. Эту идею со временем использовал Адольф Гитлер, «обосновывая» право немцев на мировое господство, поскольку они, дескать, являются «высшей» (арийской) расой. Сокрушительный удар подобным философским суждениям нанес Ф. Достоевский и что наиболее ценно — еще до их четкого формирования, увидев эти идеи за теми умонастроениями, которые властвовали в Европе и России в середине ХІХ ст. Главный герой его романа «Преступление и наказание» Родион Раскольников размышляет, к какому «разряду» принадлежит он сам: к «дрожащим тварям» или к «тем, кто право имеет» (фактически «сверхлюдям»).
Русский мыслитель решает эту проблему с помощью религии — в конце произведения на каторге под подушкой Раскольникова лежит Евангелие — символ его возвращения к Богу. Итак, ХІХ ст. было богато разнообразными теориями, идеями и концепциями. Вместе с тем при всей внешней привлекательности иногда они оказывались или практически невыполнимыми, или приводили совсем не к тем результатам, на которые сначала были направлены. Это нашло отображение в художественной литературе, где будто бы замечательные идеи, лозунги и стремления героев усовершенствовать мир, бороться со злом заканчивались еще большим злом.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...