Образ Болингброка в пьесе «Ричарде II» Шекспира

Особое место и пьесе занимает образ Болингброка. Это единственный образ, который не раскрывается полностью на протяжении хроники; цельное представление о нем слагается лишь в результате его постепенного раскрытия в «Ричарде II» и обеих частях «Генриха IV». Поэтому в главе о «Ричарде II» приходится ограничиться анализом только тех сторон образа Болингброка, которые достаточно отчетливо проявляются в данной пьесе; при характеристике же образа Генриха IV в хрониках, рисующих его царствование, необходимо помнить его предысторию, изображенную в «Ричарде II».
Ведущим приемом построения образа Болингброка является постепенное раскрытие все новых и новых черт в его характере. Сила и художественная убедительность этого приема в том, что он определяет изменение отношения к персонажу со стороны зрителя в ходе развития событий, изображенных в «Ричарде II». Вплоть до изгнания Болингброка симпатии зрителя полностью на его стороне. Именно здесь, когда он страдает от деспотизма Ричарда, проявляются лучшие качества Болингброка его пылкая смелость, которая дышит юношеским задором, хотя самому Болингброку исполнился к этому времени 31 год, его глубокое и почтительное чувство к отцу, наконец, его горячая любовь к Англии, с особой силой выраженная в словах прощания с родиной:
— Прощай, родная Англия! Прощай!
— Еще меня на ласковых руках,
— Как мать и как кормилица, ты держишь.
— Где б ни скитался я, — душа горда:
— Я — англичанин, всюду и всегда!
Уже в описании изгнания Болингброка содержится намек на то, что герцог завоевывает симпатии английского народа хорошо продуманным поведением; это — косвенная характеристика Болингброка как предусмотрительного и дальновидного политика. Дальновидность Болингброка становится доминирующей чертой образа на втором этапе, начинающемся с высадки при Рейвенсперге. Не нужно думать, что проявленные Болингбро-ком в начале пьесы привлекательные качества исчезают из его характера; просто отныне все без исключения поступки и слова Болингброка подчинены тайным политическим планам, которые он лелеет и приводит в исполнение.
Наиболее ярким примером этого служит организация Болингброком физической расправы над свергнутым Ричардом. Сходные ситуации встречались и в более ранних пьесах; но нигде король не дает распоряжения об умерщвлении опасных для него людей с такой иезуитской тонкостью. Ричард III с циничной откровенностью требует от Букингема, чтобы тот уничтожил детей Эдуарда; король Джон пытается высказать обиняком свое желание умертвить Артура, но и он вынужден произнести слова «смерть» и «могила». А в «Ричарде II» зритель узнает о желании Болингброка уничтожить Ричарда лишь из беседы Экстона со слугой, причем сам убийца говорит о том, что он понял лишь намек Болингброка, а не получил от него открытого приказа.
Болингброк вынужден признаться в том, что желал смерти Ричарда, но осмотрительность, проявленная им в беседе с Экстоном, дает ему возможность проклясть убийцу и всенародно оплакать Ричарда.
Но и помимо приведенного выше примера вся деятельность Болингброка отмечена теми же чертами скрытности и политического расчета. Став королем, он весьма либерально относится к своим врагам, сохраняя некоторым из них жизнь с тем, чтобы впоследствии привлечь их на свою сторону или хотя бы нейтрализовать их, не прослыв в то же время слишком жестоким. Еще более характерна осторожность Болингброка, проявленная им при захвате короны. До самого момента отречени

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...