Роль и истоки фантастического в сюжете повести Н. В. Гоголя «Ночь перед рождеством»

В основе повести Гоголя «Ночь перед рождеством» лежит малорусская сказка о кузнеце и черте — «Кузнец». Однако в сюжете этой сказки отсутствует любовный конфликт. Черт и кузнец — главные действующие лица «Кузнеца». Все действие завязано вокруг картины с изображением нечистого: кузнец Яремка портит портрет черта, черт пытается отомстить ему, однако попытка не удается. В финале кузнец сжигает изображение черта, а черт вылетает в трубу. В гоголевском сюжете находим соответствие и с сюжетом русской волшебной сказки. Как и Иванушка в русских сказках, кузнец Вакула получает трудное, на первый взгляд, невыполнимое задание. Далее в сказке Иванушка отправляется в дорогу на сером волке. Герой Гоголя отправляется в путешествие верхом на черте. Как и Иванушка, Вакула успешно справляется с поставленной перед ним задачей, возвращается домой и получает награду — любовь Оксаны (в сказочных сюжетах — Елена Прекрасная, Марья-царевна и т. д.). Эта сюжетная схема способствует достаточно быстрой смене эпизодов, представляющих звенья основных событий повести: неудавшееся «свидание» Солохи с чертом — объяснение Вакулы с Оксаной и его решение утопиться — мысль кузнеда обратиться за помощью к «нечистой силе» и посещение им Пацюка — путешествие героя верхом на черте в Петербург — получение Вакулой туфелек от царицы — возвращение кузнеца домой — любовь Оксаны и Вакулы. Характерно, что черт помогает герою в достижении его цели. Здесь возникают романтические мотивы, мотивы Фауста и Мефистофеля. Однако, в отличие от Фауста, Вакула не продает душу дьяволу, а, наоборот, заставляет черта себе повиноваться. Кроме того, эта своеобразная помощь получена героем лишь однажды. После этого Вакула «выдержал церковное покаяние». Как замечает Н. Л. Степанов, «фантастика и «демонология» в «Вечерах» принципиально отличны от мистической фантастики немецких романтиков Тика, Гофмана и др. Для немецких романтиков фантастика, народные предания и легенды являлись лишь средством для своего рода мистической мифологизации, для утверждения ирреальности, иллюзорности действительности. У Гоголя фантастика народного творчества способствует созданию жизненных сатирических образов.».

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...