Фета и Тургенев. Последние годы

Более всего Фет сближается с Тургеневым. Первое знакомство Фета с Тургеневым состоялось в мае 1853 года в Волково. Потом Фет по приглашению Тургенева посетил его имении Спасское-Лутовиново, где Тургенев по правительственному приговору находился в ссылке. Разговор между ними в Спасском был посвящен главным образом литературным делам и темам. Фет взял с собой и свои переводы из од Горация. Этими переводами Тургенев был больше всего восхищен. Тургенев редактировал и новый сборник оригинальных стихотворений Фета. Новый сборник стихотворений Фета вышел в 1856 году. Когда выходит в свет новое издание стихотворений Фета, он берет на год отпуск по службе и использует его не только для литературных дел, но и для путешествия за границу.
За границей Фет был дважды. Первый раз ездил наскоро — за своей старшей сестрой Линой и для расчета по делам наследства матери. Поездка оставил мало впечатлений. Второй его путешествие за границу, состоявшееся в 1856 году, было более продолжительным, и более впечатляющим. На основе своих впечатлений Фет написал большую статью заграничных впечатлений под заглавием «Из-за границы. Путевые впечатления». Путешествуя, Фет посетил Рим, Неаполь, Геную, Ливорно, Париж и другие, знаменитые итальянские и французские города. В Париже Фет познакомился с семейством Полины Виардо, которую любил Тургенев. И все-таки путешествие за границу не принесло Фету сколько-нибудь устойчивой радости. Напротив, — за границей более всего он тосковал и хандрил.
Он почти уже дослужил до чина майора, который должен был автоматически вернуть ему утерянное дворянство, но в 1856 году новый царь АлександрII, специальным указом установил новые правила ля получения дворянства отныне имеет право на дворянство имеет не майор, а только полковник. «По состоянию здоровья ожидаю, скорее смерти и смотрю на брак как на вещь для меня недостижимую». Слова Фета о недостижимости брака были сказаны Фетом меньше чем за год до женитьбе на Марии Петровне Боткиной. Мария Петровна было родной сестрой Василия Петровича Боткина, известного писателя, критика, близкого друга Белинского, друга и ценителя Фета. Мария Петровна принадлежала к большой купеческой семье.
Семь Боткиных была не только талантливая, но и дружная. Будущая жена Фета находилась в семье на особом положении. Братья жили собственной жизнью, старшие сестры были выданы замуж и имели свои семьи, только Мария Петровна оставалась в доме. Ее положение казалось ей исключительно и сильно ее угнетало. Предложение Фетом было сделано, и в ответ на него последовало согласие. Было решено вскоре же отпраздновать свадьбу. Но случилось так, что Мария Петровна должна была, не откладывая ехать за границу — сопровождать больную замужнею сестру. Свадьбу отложили до ее возвращения. Однако Фет не стал дожидаться возвращения невесты из-за границе — поехал за нею сам.
Там, в Париже, состоялся обряд венчания, и была сыграна скромная свадьба. Фет женился на Марии Петровне, не испытывая к ней сильного любовного чувства, но по симпатии и по здравом размышлении. Такие браки часто бывают не менее удачными, нежели браки по старости. Брак Фета был удачным по самому нравственному счету. О Марии Петровне все знавшие ее говорили только хорошо, только с уважением и неподдельной приязнью. Мария Петровна была хорошей женщиной образованной, хорошей музыкантшей. Она стала помощницей мужу, привязана к нему. Это Фет всегда чувствовал и не мог не быть благодарным. К февралю 1860 года у Фета созрела мысль о приобретение имения. К середине года он осуществляет свою мысль-мечту. Имение Степановка, которое он купил, находилось на юге того же Мценского уезда Орловской губернии, где было расположено и его родное имение Новоселки.
Это был довольно большой хутор, размером в 200 десятин, расположенный в степной полосе, на голом месте. Тургенев по этому поводу шутил: «жирный блин и на нем шиш», «вместо природы. одно пространство». Здесь Фет и хозяйничал — в течение семнадцати лет. Здесь он проводил большую часть года, лишь зимою выезжая ненадолго в Москву. Хозяином Фет был не просто хорошим — истовым. Его истовость в сельских трудах и устройстве имения имела серьезные психологические обоснование: он на деле возвращал себе причастность к классу дворян-помещиков, устранял великую, как ему казалось, несправедливость по отношению к себе.
В Степановке Фет обучил двух крестьянских детей грамоте, построил для крестьян больницу. Во время недорода и голода помогает крестьянам деньгами и другими средствами. С 1867 года и на протяжении десяти лет Фет исполнял должность мирового судьи. К своим обязанностям относился серьезно и ответственно. Последние годы жизни. Последние годы жизни Фета отмечены новым, неожиданным и самым высоким взлетом его творчества. В 1877 году Фет продает старое имение, Степановку, и покупает новое — Воробьевку. Имение это расположено в Курской губернии, на реке Тускари. Получилось так, что и в Воробьевке Фет неизменно, все дни и часы, занят работой.
Поэтической и умственной работой. Как бы ни была важна для Фета переводческие труды, самым большим событием в последние годы его жизни был выход сборников его оригинальных стихотворений — «Вечерние огни». Стихи поражают, прежде всего, глубиной и мудростью. Это одновременно светлые и трагичные раздумья поэта. Таков, например, стихотворения «Смерть», «Ничтожество», «Не тем, Господь, могуч, непостижим.». Последнее стихотворение — слава человеку, слава вечному огню духа, который живет в человеке. В «Вечерних огнях», как и во всей поэзии Фета, много стихотворений о любви. Прекрасных, неповторимых и незабываемых стихотворений. Одно из них «Александре Львовне Бржеской». Видное место в поздней лирики Фета занимает природа. В его стихах она всегда тесно связанна с человеком. У позднего Фета природа помогает решать загадки, тайны человеческого бытия. Через природу Фет постигает тончайшую психологическую правду о человеке. Под конец жизни Фет стал богатым человеком. Указом императора Александра II ему вернули дворянское достоинство и столь желанную для него фамилию Шеншин.
Его пятидесятилетний литературный юбилей в 1889 году был отмечен торжественно, пышно и вполне официально. Новым императором Александром III еему было пожаловано звание старшего ранга — камергер. Фет умер 21 ноября 1892 года, не дожив двух дней до семидесятидвухлетия. Обстоятельства его смерти таковы. Утром 21 ноября больной, но бывший еще на ногах Фет неожиданно пожелал шампанского. Жена, Мария Петровна, напомнила, что доктор этого не разрешил. Фет стал настаивать, чтобы она немедленно поехала к доктору за разрешением. Пока запрягали лошадей, Фет волновался и торопил: «Скоро ли?» Марии Петровне на прощанье сказал: «Ну, отправляйся же, мамочка, да возвращайся скорее». После отъезда жены он сказал секретарше: «Пойдемте, я вам продиктую». — «Письмо?» — спросила она. — «Нет». Под его диктовку секретарша написала вверху листа: «Не понимаю сознательного преумножения неизбежных страданий. Добровольно иду к неизбежному». Под этим сам Фет подписался: «21 ноября, Фет (Шеншин)». На столе у него лежал стальной разрезальный ножик в виде стилета. Фет взял его.
Встревоженная секретарша вырвала. Тогда Фет, не отказавшись от мысли о самоубийстве, отправился в столовую, где в шифоньерке хранились столовые ножи. Он пытался открыть шифоньерку, но безуспешно. Вдруг, часто задышав, широко раскрыв глаза, он упал на стул. Так к нему пришла смерть. Через три дня, 24 ноября, произошел обряд отпевания. Отпевали в университетской церкви. Потом гроб с телом Фета отвезли в село Клейменово Мценсконо уезда Орловской губернии, родовое имение Шеншиных.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...